МЕЖДУНАРОДНАЯ ШКОЛА БИЗНЕСА И ТЕХНОЛОГИЙ НИТУ «МИСиС»
МЕЖДУНАРОДНАЯ ШКОЛА БИЗНЕСА И ТЕХНОЛОГИЙ НИТУ «МИСиС»
О Школе  >  СМИ о нас  >  Бизнес-школы обязаны ставить двойки президентам…
СМИ о нас

Интервью Владимира Морыженкова, научного руководителя программы Executive MBA LWB МШБиТ НИТУ «МИСиС», на портале E-xecutive.ru

21 апреля 2016 года

Бизнес-школы обязаны ставить двойки президентам и генеральным директорам


Интервью провёл:
Андрей Семёркин

Главный редактор портала E-xecutive.ru, Москва
Владимир Морыженков, Научный руководитель программы Executive MBA LWB МШБиТ НИТУ «МИСиС», профессор, д. э. н., научный руководитель Международной бизнес-школы Executive MBA — партнёра Международной школы бизнеса и технологий НИТУ «МИСиС»
Страна с поколением «липовых» специалистов не в состоянии вынести низкие цены на нефть, считает профессор Владимир Морыженков. Интервью с ним — на Executive.ru

Во время высо­ких цен на нефть ры­нок про­щал ме­нед­же­рам мно­гие ошиб­ки. В пери­од низ­ких цен ошиб­ки «вылез­ли нару­жу». Чтобы по­мочь стра­не пре­одо­леть кри­зис неком­петент­ности, бизнес-школы РФ должны научиться ставить двойки слушателям, считает профессор Владимир Морыженков, доктор экономических наук, кандидат технических наук, руководитель программы Executive MBA Life work balance (LWB) Международной школы бизнеса и технологий Национального технологического университета «МИСиС»
Executive.ru: Как часто в рамках программы LWB вы ставите «двойки»?
Владимир Морыженков: Настолько часто, насколько это необходимо. Правило ставить неудовлетворительные отметки я вынес из стен Бауманского университета (МГТУ имени Баумана — Executive.ru), где готовили и готовят специалистов для оборонной промышленности. Ставить удовлетворительную отметку по какой-либо конструкторской, инженерной дисциплине человеку, который не знает предмет, преступно и опасно. Так было принято в те времена, когда я учился в МГТУ

Executive.ru: А сейчас?
В. М.: Надеюсь, в МГТУ принципы не изменились, поскольку университет по-прежнему готовит специалистов для очень серьезных отраслей. Но в целом в образовательной среде изменения очевидны: чем сильнее развивались капиталистические отношения, тем большее количество родителей желало за деньги «устроить» хороший результат ребенку: их волновало не наличие знаний, а хороший диплом. В моем понимании, это положительно сказалось на системе дополнительного образования в РФ: когда выпускники с дипломами, но без знаний пришли в компании, многие из них осознали ситуацию и захотели срочно ее поправить. Те их них, кто связан с управлением, маркетингом, финансами, обратились в бизнес-школы. Так сформировался один из потоков абитуриентов бизнес-школ. Подчеркиваю: не поток, а один из потоков

Executive.ru: В бизнес-школах эти люди стали получать двойки, которые в свое время недополучили в вузах?
В. М.: Двойки необходимо ставить студентам ровно для того, чтобы предупредить те риски, которые нас сегодня окружают. Я говорю о тотальной некомпетентности. Есть врачи, которые получили хорошие и удовлетворительные оценки по договоренности с преподавателями, и они сегодня лечат нас. Есть финансисты, которые ничего не смыслят в инвестициях, но стоят у руля банков, поскольку, например, входят в состав тех или иных кланов. За все это обществу придется платить очень высокую цену, рано или поздно мы узнаем, кто поставил хорошую отметку тем людям, которые являются сегодня источником наших колоссальных экономических проблем. Страна с поколением этих «специалистов» не готова встретить экономические реалии, продиктованные низкой ценой на нефть

Executive.ru: На каком этапе учебы слушатель программы LWB может получить неудовлетворительную оценку?
В. М.: На любом: при сдаче зачета, экзамена… Он может не получить допуск до защиты или получить неудовлетворительную отметку в процессе самой защиты. Многие бизнес-школы считают, что, если слушатель прошел предзащиту, если научный руководитель выпустил этого человека на защиту, то из этических соображений ставить двойку нельзя. Но защита — это, прежде всего, спор личностей, спор приглашенных специалистов, на тему, которую пытается защитить соискатель. Это значит, что свобода дискуссии чрезвычайно важна. И если дискуссия провалена, то и защита провалена

Executive.ru: Как ситуационно выглядит получение двойки в бизнес-школе? Как человек узнает о ней — наедине или публично?
В. М.: Неудовлетворительная оценка — это драма. Все участники процесса понимают это. Ни у кого нет намерений специально травмировать человека, потому мы ищем мягкие, не травматичные формы для того, чтобы сообщить человеку, что он не сдал экзамен или не защитил диплом. Есть множество возможностей сделать это деликатно. Например, сообщить ему и его коллегам, что работа нуждается в дополнительной дискуссии и указать в протоколе не двойку, а неявку на экзамен. Таким образом мы даем соискателю возможность подготовиться и защитить работу через некоторое время со второй попытки. Я всегда подхожу к выпускнику, отдельно беседую с ним, высказываю слова поддержки

Executive.ru: Какие?
В. М.: Говорю, что из того факта, что защита не состоялась, не нужно делать трагедию — ни в бизнес-школе, ни, хотя это выходит за рамки интервью, в диссертационных советах. Нужно относиться к подобным ситуациям так, как к неудачам относятся спортсмены: играл, но не победил. Играй дальше. Не сдавайся

Executive.ru: Как реагирует слушатель на известие о том, что он не защитил работу?
В. М.: По-разному, но чаще всего проявляется здоровая реакция: «Ну, не защитил и не защитил, что в этом такого?» При этом видно, что у человека сильные эмоциональные переживания, и что он, несмотря на это, находит в себе силы сказать: «Буду защищать повторно». Либо: «Я все равно доволен обучением. Знания, которые вы мне дали в школе, меня устраивают. Денежный поток в компании увеличивается. Я взял из школы все, что нужно. Спасибо, до свидания!»

Executive.ru: Вы видите его после того как он сказал вам «До свидания!»?
В. М.: Как правило, да. Я называю эту ситуацию «Дружим без защиты диплома». У программы LWB есть свой клуб, выпускники и преподаватели поддерживают очень интенсивные связи друг с другом, в том числе в клуб входят те, кто в свое время не защитил диплом. Мы построили специальный кампус для встреч, в этом строительстве тоже участвовали те, что не защитил диплом. Все это говорит о том, что ценность бизнес-школы не сводится исключительно к диплому

Executive.ru: Что бы вы ответили тем участникам Executive.ru, которые (возможно) поймут ваше высказывание иначе: диплом российской бизнес-школы не имеет ценности?
В. М.: Бизнес-школы — разные. Дипломы тех школ, которые дорожат репутацией, безусловно имеют ценность. Отрасль бизнес-образования в РФ очень молода, на Западе бизнес-школы были созданы на рубеже XIX и XX века, а в России — в конце ХХ века. Пройдет еще какое-то время, прежде чем в отрасли определятся лидеры и классики, как это было с образовательными учреждениями другого профиля — например, история нынешнего МГТУ имени Баумана началась в 1830 году

Executive.ru: Вернемся в бизнес-школу. Как реагируют однокашники на то, что их товарищ получил двойку или не защитил диплом?
В. М.: Демонстрируют солидарность с ним. Люди в беде объединяются — это дает возможность реализовывать пролетарские и другие революции. В таких ситуациях я слышу в свой адрес много русских выражений. Однако, когда первая реакция проходит, мы выстраиваем с группой нормальные отношения. Про клуб выпускников я уже сказал

Executive.ru: А как реагируют на двойки и незащищенные проекты слушателей ваши коллеги по университету, профессора?
В. М.: Реакция тех, кто не в бизнесе, обычно негативная: они пожимают плечами. Но в рамках программы LWB преподаватели проходят отбор. Преподаватель LWB должен быть либо профессиональным консультантом, либо иметь собственное дело. Пожимают плечами преподаватели из академической среды, которые не представляют положение дел в бизнесе. Они не ощущают глубину проблем, не понимают, насколько остро проблема компетенций стоит перед российскими компаниями. Когда они видят перед собой слушателя платной программы, они воспринимают его как «свою живую зарплату» и никогда не решатся поставить ему двойку или отчислить, потому что чем меньше слушателей в группе, тем ниже будет их зарплата. Таких преподавателей к программе LWB мы не привлекаем. Если он не имеет бизнес-опыта, если он за 25 лет рынка не накопил активы, которые позволяют ему чувствовать себя экономически независимо, если он только преподает в вузе, и хочет подрабатывать в бизнес-школе, он нам не интересен. Чем меньшую долю доходов профессор получает от преподавания в бизнес-школе, тем выше его преподавательская самостоятельность

Executive.ru: А как реагируют сотрудники деканата на эти двойки?
В. М.: Руководство Государственного университета управления, с которым мы в свое время реализовали проект LWB, реагировало очень конструктивно. Нам предложили подумать над тем, как организационно решить проблему. Какие меры нужно принять, чтобы снизить число неззащищенных работ. Я понимал, что эту задачу действительно надо решать: слушатели стали заранее отказываться от защиты, они высказывались в том смысле, что программа LWB — интересная, но защита требует таких усилий, такой мобилизации, на которую они не готовы. Мы стали искать организационные подходы для решения проблемы.
Во-первых, я стал настраивать слушателя на то, что топ-менеджер должен уметь защищать свою позицию в среде профессиональных оппонентов. Это — часть его работы.
Во-вторых, мы ввели обязательное «черное оппонирование». Рецензенты — профильные эксперты — стали получать работы без титульной страницы и высказывать свою позицию заранее, за определенное время до защиты. Как правило, в число «черных оппонентов» входили выпускники нашей же программы, в числе которых есть множество предпринимателей и топ-менеджеров, добившихся выдающихся успехов в бизнесе. «Черное оппонирование» помогло соискателям заранее узнать, какие позиции в работе — слабые, исправить их и подготовиться к публичной дискуссии

Executive.ru: Как процесс, о котором вы рассказываете, выглядел в цифрах? Сколько слушателей защищалось с первой попытки, сколько со второй?
В. М.: На первых этапах проекта LWB с первой попытки защищалось около 20% слушателей. После принятия мер, о которых я рассказал, этот показатель вырос до 40%. В течение нескольких лет после окончания учебы защищается около 80% от числа всех незащищенных

Executive.ru: По каким предметам, если речь идет об экзамене, чаще всего выставляются двойки? На чем чаще всего спотыкаются на защите?
В. М.: На защитах соискатели не выдерживают дискуссию. Подобрать необходимое количество материалов из корпоративной практики, дополнить их данными из интернета и написать диплом не составляет особого труда — люди делают это довольно быстро и легко. Поблемы начинаются, как только какой-то тезис вызывает споры. Прежде всего, это вопросы маркетинга, операционной деятельности компании. Часто споры вызывают вопросы стратегии: люди крайне сложно осваивают технику взгляда в будущее, теорию разработки стратегии.
Бывает, что они не могут поддержать дискуссию в силу того, что недостаточно знаний. Это значит, что-либо они пропустили большое количество занятий, либо на занятиях не смогли выделить главное из того объема знаний, который им дал преподаватель… Слушатель мог успешно сдать преподавателю зачет, курсовую работу или экзамен, но дипломная работа — более сложное явление, которое требует от автора умения выстроить на основе полученных знаний собственную концепцию и защитить ее. И на этом этапе выясняется, что знания не освоены настолько, насколько это требует формат защиты. Если ты не можешь защитить данный тезис, то он считается неудовлетворительно защищенным. Еще раз подчеркну, в этом нет никакой беды — можно защитить работу через полгода или год. Но к повторной защите нужно упорно готовиться

Executive.ru: Когда вы ставите двойку — это конфликт личности с личностью или just a business, nothing special?
В. М.: Конечно, я хотел бы считать, что just a business, но в реальности так бывает не всегда. О случаях, когда человек собирается с силами, и говорит: «Ну и что? Я не защитился, но…», я уже рассказал. Но бывает, что все происходит по другому

Executive.ru: Как происходит выход из конфликта, если все происходит по-другому?
В. М.: Первый раз мы поставили двойку на защите в 2008 году. Соискателем была женщина, владевшая собственным бизнесом, поступившая в бизнес-школу в возрасте 50+. Все понимали, что она поступила в школу для собственного удовольствия, но… в школе нужно учиться. После того как мы поставили двойку на защите, она написала на нас жалобу в Министерство образования. Мы успешно выдержали некоторое количество проверок и… с того момента ни у кого не было сомнений в том, что на программе LWB надо учиться, иначе получишь двойку

Executive.ru: Несмотря на наличие собственного бизнеса?
В. М.: Если у тебя есть собственный бизнес, и ты берешь на себя ответственность принять наемных работников, ты должен управлять ими квалифицированно. У сотрудников есть душа, есть интересы, есть стремления — ты взял их к себе в компанию, у этих людей проходит жизнь в твоем бизнесе. И эта жизнь должна быть обязательно интересной. Мы знаем примеры того, как из людей попросту «отжимают» нужные знания, превращают сотрудников в «операционных мартышек», а потом выкидывая их с работы, потому что уже подросли следующие, более сильные. Возможно, нашими двойками мы пытаемся предупредить такое отношение к сотрудникам, потому что в программе LWB есть модуль «Управление человеческими ресурсами», который заставляет слушателей очень серьезно обновить представления о себе самом, своем бизнесе, о роли сотрудников

Оригинал публикации на сайте E-xecutive.ru
Бизнес-школа МШБиТ НИТУ МИСиС

Начать обучение
в Междуна­род­ной школе бизнеса и технологий НИТУ «МИСиС»

E-mail*:
Телефон:
Имя:
Наименование программы:
Комментарий:
* — обязательное поле.
Мы гарантируем сохранность ваших персональных данных и не передаём их третьим лицам.
Заказать обратный звонок
Пожалуйста, введите ваши Имя и Телефон:

* — обязательное поле.

Мы гарантируем сохранность ваших персональных данных и не передаём их третьим лицам.
Владимир Морыженков
Профессор МШБиТ НИТУ «МИСиС»
Научный руководитель программы Executive MBA Life Work Balance «Устойчивое развитие бизнеса», профессор, д. э. н., научный руководитель Международной бизнес-школы Executive MBA

Образование:
  • программа переподготовки в Университете г. Чикаго, «Финансовые риски»
  • программа профессиональной подготовки Американского института государственных программ развития экономики, «Прогнозирование срочных финансовых рынков»
  • программа «Portfolio management», EACP-EAP BS Paris
  • программа «Corporate finance» East London University GB

Научные стажировки
и бизнес-карьера в ряде крупных инвестиционных компаний в США, Великобритании, Бахрейне

Автор 20-ти научных статей, 3-х монографий, 12-ти статей по риск-менеджменту

Изобретения в области радиоэлектроники, руководитель научных исследований по электродинамике, ряда исследований и внедрений по стратегическому риск-менеджменту для пенсионных фондов и инвестиционных компаний

Управленческая деятельность:
Президент Московской биржи опционов-фьючерсов (1992); Председатель Совета директоров ОАО «Гермес-Планета» (1993); член Совета директоров ОАО «Автозаправочная техника» (1994); генеральный директор ЗАО «Сибнефтедобыча» (1995); генеральный директор HOIF inc. США (1995); член Нью-Йоркской товарной биржи NYME (1994); консолидация и продажа бизнеса (1997); н/в — Председатель Совета директоров Агентства инвестиционных ресурсов. Контактинг крупных проектов (1998); Председатель наблюдательного Совета Школы лидерства МВА г. Москва (2007)